воскресенье, 25 сентября 2016 г.

Перуновский остров. Священный дубовый лес радимичей.


В «Реестре ревизии господарской Гомейской волости» 1560 года вблизи деревни Кузьминичи указывается «остров Перуновский», который «держит боярин Исай Харкович на дерево бортное», «широкость того острова от верха реки Ути до Литовской границы три версты, а поперёк от низкого болота на полверсты».
Слово «остров» в этом сообщении следует понимать в соответствии с диалектными его значениями – «участок леса одной породы среди леса иных пород»; «небольшой отдельный лес»; «лесная роща»; «возвышенность на равнине»; «поле между лугами»; «луг среди леса»; «любой участок земли, чем-то выделяющийся среди окружающего ландшафта».
Перуновский остров XVI века – это дубовый массив с бортными деревьями среди старого леса на границе Великого княжества Литовского и Московского государства, а в XI веке – заповедная дубовая роща радимичей, продолжавших в отдалённых от центров глухих лесных местах поклоняться прежним языческим богам.
Такие лесные массивы издавна являлись «храмами» под открытым небом, где, по представлениям наших предков, осуществлялось соприкосновение с высшим Духом, заключавшим в себе тайну Мироздания.
В индоевропейской традиции дуб однозначно связывался с небесным богом-громов­ником, в частности, Тором и Перуном. У древних германских народов богу Тору был посвящен определённый день недели – четверг, который, например, в английском языке так и называется – Thursday «день Тора».
У древних кельтов дуб считался не только деревом верховного божества, но и деревом мудрости и духовной силы. Кельтское слово друид («жрец») образовано от корневой основы, имевшей первоначально два значения – «дуб» и «мудрость».
Исконными значениями корня слова Перун были «дуб», а также «дух», «душа», «мир, Вселенная». Само слово дуб у славян считается иносказанием, а настоящее, табуированное наименование дуба скрыто как раз в слове Перун.
В понимании радимичей дуб являлся «мировым деревом», одним из основных мифологических символов Вселенной. Идол, изображавший Перуна, изготавливался из дуба, и жрец на капище Перуна обязательно имел дубовый посох (жезл), накапливавший энергию «мирового дерева» и использовавшийся в магии для направления этой энергии с заданной целью. В известных нам сказках функцию магического жезла нередко выполняет волшебная палочка.
Авторский материал. 
Из книги: А. Ф. Рогалев. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах. – 2-е изд., перераб. и доп. – Гомель: Барк, 2006. – С. 81.
Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

Комментариев нет:

Отправить комментарий