понедельник, 6 июля 2015 г.

Гомель при фельдмаршале Иване Фёдоровиче Паскевиче и его сыне Фёдоре Ивановиче. Рост города во второй половине XIX века. Его внешний вид к началу XX века.



Из книги: Л. А. Виноградов. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 г. (М., 1900). – С. 32–35.



Румянцевская усадьба была приобре­тена покупкой фельдмаршалом Иваном Фёдоровичем графом Паскевичем-Эриванским, князем Варшавским.

Знаменитый покоритель Варшавы и усмиритель восстания был для Гомеля вторым фельдмаршалом владельцем, хотя впрочем сперва только одной части его. Но 6 октября 1837 года император Николай Павлович, путешествуя по Закавказью и ценя победы, одержанные там графом Паскевичем, подписал всемилостивейший указ о пожаловании ему с 1 января 1838 года ещё одной части местечка.

Таким образом по правую сторону Санкт-Петербургской дороги оно отошло в его частное владение, а по левую осталось в военно-инженерном ведомстве. Гомельские жители из крестьян были поручены казенному заведыванию, но с платежом оброка владельцу. Желающим было дозволено выселиться в деревню Якубовку и слободу Спасову с правом продать принадлежавшие им в местечке дома, или же пе­рейти в мещанство и в таком случай остаться в Гомеле на правах вольных людей с платежом определённого чинша за усадьбы.

Вследствие этого, местечко распалось на два района: меньший из них находился в ведении военно-инженерного начальства, а больший во власти управляющих. Этими последними было проявлено много стараний и потрачено средств для придания местечку внешнего блеска, тем более необходимого, что оно сделалось как бы главной военной квартирой, благо­даря пребыванию в нём корпусного командира и частым приездам фельдмаршала.

Владения последнего расширились, в сравнении с Румянцевскими, и вся историческая почва замка и укреплений отошла под княжеский парк.

Дом Румянцевых подвергся роскошному ремонту. В 1838 году 16 мая в нём от имени фельдмаршала был торжественно встречен ехавший на юг великий князь Константин Ни­колаевич, а в 1840 году останавливался с наследником цесаревичем император Николай Павлович, производивший в Гомеле четырёхдневный смотр войскам.

В 1845 году 25 мая он вторично был в Гомеле проездом. В 1851 году он был в третий раз проез­дом, а 6 октября того же года останавливались во дворце великие князья Михаил и Николай Николаевичи.

Следующий 1852 год был для местечка особенно памятным: ле­леянная фельдмаршалом мысль о переводе присутственных месть из Белицы в Гомель была одобрена императором, и 25 сентября 1852 года появился указ о назначении Гомеля уездным городом. 15 марта 1854 года повелено присоединить заштатный город Белицу к Гомелю в виде предместья, а 23 декабря 1855 года ему пожалован особый герб. Управление городским хозяйством поручено шестигласной Думе.



Примечание автора о гербе



Ещё в 1849 году князь И. Ф. Паскевич вёл переписку по этому поводу с могилёвским губернатором М. М. Гамалеем. – Герб города изображает в верхней части старый Могилёвский герб, а в нижней бывший белицкий – рысь, дарованный Белице в знак того, что «таковых зверей в окрестностях сего города весьма много».



В знак особого благоволения к фельдмаршалу император по- велел в 1850 году провести Петербургско-Киевское шоссе именно через Гомель, а затем и первая в России телеграфная линия Петербургско-Севастопольская была направлена через имение Паскевича.

Как и Румянцевы, князь И. Ф. Паскевич покровительствовал развитию города до самой своей смерти, последовавшей 20 января 1856 года.

Ему наследовал его сын генерал-адъютант князь Фёдор Иванович Паскевич, издавна принимающий горячее участие в разрешении Гомельских нужд и вопросов и веским словом и материальной поддержкой.
 Не останавливаясь на деталях дальнейшего роста и преуспеяния города, не всегда представляющих объективный интерес, отметим только важнейшие моменты и причины его.

В 1858 году в городе вместе с Белицей насчитывалось насе­ления обоего пола 13 659 человек; городские доходы составляли 2 740 рублей 981/2 копеек, а расходы 3 064 рубля 191/4 копеек.

За последующие 40 лет численность населения возросла более чем в три раза; городские доходы увеличились в 60 раз; цифра городского долга превысила полмиллиона; общая стоимость зданий (по наполовину по­ниженной оценке городской управы) достигла 3 700 000 рублей и площадь городского поселения расширилась вчетверо.

Где в 1840-х годах было поросшее кустарниками пастбище для лошадей (овраг Гомеюк), те­перь несколько сот домиков; где в 1870-х годах ездили весной на лодках, пахали землю и молотили в овинах, там сейчас бойкие центральные улицы, намеченные для движения в недалеком будущем электрического трамвая.

Православное и католическое кладбища, стоявшие ещё в 1860-х годах на окраинах, теперь очутились на многолюдных улицах, в центре городской суеты, а существовавшие 50 лет на- зад (1850-е годы) старые кладбища – русское (на Липовой улице против железнодорожной боль­ницы) и еврейское (у Бабушкинской школы на Троицкой улице) бесследно застроились.



Из примечаний автора



Приведённые выше данные соответствуют планам местечка Гомеля 1799 и 1830 годов, хранящихся в архиве князя Фёдора Ивановича Паскевича.

Первым городским головою был переведённый из Белицы Мирон Лаппо; затем господа П. Мельников, И. Н. Зубарев и Яндовский. С 1876 года в новой Думе – А. В. Крушевский, Н. М. Осмоловский, барон С. И. Нолькен и А. Б. Станевич.



Сооружение в 1873 году Либаво-Роменской железной дороги и, пятнадцатью годами позднее, Полесской привлекло в город многих предприни­мателей, вызвало учреждение банков, контор и заводов, а вместе с тем изменило крестьянско-обывательский характер старого Гомеля на торговый и маклерский.

В настоящее время трудно предугадать, пойдёт ли развитие го­рода такими поспешными шагами, как это наблюдалось в последнее десятилетие, или несколько замедлится; но есть успокоительные сим­птомы, позволяющие думать, что Гомель вступил на путь здорового нормального роста, при котором не опасны и серьёзные экономические осложнения.

Быть может, ему когда-нибудь суждено играть роль видного фабричного или заводского центра, а до тех пор ни время, ни кризисы не отнимут у него важного коммерческого (или, вернее, комиссионерского) значения, упроченного за ним его несравненным географическим положением: он незаменимое звено в торговом обороте Приднепровского края.

Теперь, когда улеглись национальные страсти, не раз ставившие на карту его существование, и расчёты материального характера взяли верх над прочими соображениями, остаётся только пожелать, чтобы лучшие силы всех элементов его населения были направлены к мирному и полезному соревнованию на поприще образовательного, общественного и промышленного труда.

Л. А. Виноградов. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 г. (М., 1900). – С. 32–35.

Комментариев нет:

Отправить комментарий