суббота, 5 декабря 2015 г.

Пожалование Гомеля фельдмаршалу Петру Александровичу Румянцеву.






Из книги: Л. А. Виноградов. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 г. (М., 1900). – С. 25–27.



В 1772 году Гомель был конфискован в казну и сделан уездным городом Рогачёвской провинции.

Прошло три года, и Императрица Екатерина II, зная, что здесь есть всё для роскошной помещичьей жизни, решила пожаловать его герою Турецкой войны и Кучукъ-Кайнардж1йскаго мира, только что вернувшемуся из похода, фельдмаршалу Петру Александровичу Румянцеву. В yказе по этому поводу говорилось: «Жалуется для увеселения его деревня в 5000 душ в Белоруссии».

Деревня эта была – Гомель с окрестностями и 293 тысячами десятин земли.

Полководец Пётр Александрович Румянцев
Когда граф П. А. Румянцев-Задунайский приехал сюда, то увидел, что это не деревня, а хорошо укреплённый замок и довольно богатый торговый городок с польским, русским и еврейским населением; но особенно ему понравился замок, в котором он чувствовал себя полуфеодальным владельцем. Так как остававшиеся свободными гомельские мещане были большею частью обращены в крестьянство и подчинены суду и власти своего владельца, то присутствие уездного комиссара и чиновников сделалось до некоторой степени излишним и стеснительным для владельца, а потому, ввиду его настояний, возник вопрос о перенесении присутственных мест в другой город. В сенате, от которого зависело решение этого вопроса, было отдано предпочтение созданию нового города.

По поручению обер-прокурора князя Вяземского, могилёвский губернатор Пассек подыскал для него место. Это была опушка казённого леса в трёх верстах от Гомеля и в одной версте от левого берега реки Сож, на­зывавшаяся казённой Щокотовской дачей и застроенная десятками двумя старообрядческих дворов; от протекавшего невдалеке ручья будущий город был назван Белицею.

Примечание автора. В архиве светлейшего князя Ф. И. Паскевича (1 папка, 11 связка № 1) имеется документа о том, что «сенокос, названный урочищем Щокот под Севруками», принадлежал, в 1760 году Константину Устиновичу и им был подарен Кульчицким, от которых достался Хельчевским; никаких строений в то время ещё не было.

Сюда при новом разделении губернии на уезды в 1777 году были переведены правление уездного комиссара и уездный суд, а Гомель оставлен частновладельческим местечком. 
От редакции
иная интерпретация описываемого перевода администрации уезда из Гомеля в Белицу представлена в материале по ссылке:  
http://aleksandrrogalev271256.blogspot.com.by/2015/12/xviii-1777-1786.html

Так как жителей в Белице насчитывалось очень мало и из них нельзя было составить город­ского поселения, то по Высочайшему повелению была куплена соседняя деревушка Севруки съ 125 душами мужского пола, принадлежавшая госпоже Устиновнчевой и помещикам Хельчевским, и крестьянам было пред­ложено, записавшись в мещанство, переселиться в Белицу.

Много евреев нахлынуло сюда, едва разнеслась весть об учреждении нового города; зато коренное щокотовское население, к удивлению, стало проситься о перечислены в крестьянство, и Сенат уважил эту просьбу.

Так, искусственными мерами был призван к жизни новый административный центр – меж песков и болот, в низменной ме­стности, в отдалении от реки. Он состоял сплошь из избушек и около 30 лет не имел церкви. Духовное Управление помещалось в Гомеле, хотя и называлось белицким.

Никто из дворян, живших в Гомеле, не переселился сюда. Две ярмарки и всё торговое оживление остались по-прежнему в поместье Румянцева. Белице было суждено прозябать: в 1788 году она не могла отпускать «даже 500 рублей на содержание хотя бы малого училища, по причине малого числа жите­лей, а оттого и малого дохода».

 Примечание автора. Сведения почерпнуты из архива Гомельской городской управы. Белицкой Городской Общей Думе нечем было заниматься: нередко случалось, что подряд несколько заседаний не могли состояться за отсутствием каких бы то ни было вопросов.

Например, в январе 1787 года из четырёх заседаний три не могли состояться, и в журнале было записано: «Такого-то числа собра­лись в 8 часов утра, но выслушания дел за невступлением их не было; разошлись в первом часу пополудни».

В беззаботном, идиллическом городке голова Остап Кондратьев (и потом Иван Шумской) и почти все гласные были неграмотны.

Еврейский кагал был так силён, что безнаказанно высек розгами «отставного мастера сапожного цеха Боруха Т. за худые его поступки» («Материалы исторического народного просвещения» из Архива Министерства Народного Просвещения, т. 1, стр. 35).

Даже в 1833 году в Белице было всего-навсего 1908 жителей при 16 лавках и 21 питейном доме (см. «Обозрение городов Российской империи», издание Министерства внутренних дел, стр. 24).



Между тем Гомель обстраивался. Хотя П. А. Румянцев бывал в нём только по временам, тем не менее он воздвиг у себя в замке каменный дворец, где жили его сыновья Николай, Сергей и Михаил и управляющие местечком.

Примечание автора. В этом дворце фельдмаршал принимал цесаревича Павла Петровича проезжавшего с супругой на юг и ночевавшего у него 6 ноября 1781 года (Дембовецкий. «Опыт описания Могилёвской губернии»).



В 1796 году, 8 декабря, фельдмаршал скончался, и местечко перешло по наследству к его старшему сыну графу Николаю Петровичу Румянцеву.

Комментариев нет:

Отправить комментарий