суббота, 14 декабря 2013 г.

КНЯГИНЯ ИРИНА ИВАНОВНА ПАСКЕВИЧ - ПЕРЕВОДЧИК ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ





Портрет Ирины Ивановны Паскевич 
Работа Ипполита Робийяра

До 80-х годов XIX века основными увлечениями Ирины Ивановны Паскевич были театр и литература. В Петербурге чета Паскевичей (её муж – князь Фёдор Иванович Паскевич) вела довольно замкнутый образ жизни. В их доме бывали в основном одни и те же люди – родные и близкие знакомые.

Сразу же после замужества молодая княгиня устроила домашний театр, в котором была одной из основных актрис. Для сценических постановок И. И. Паскевич нередко сама сочиняла небольшие художественные сюжеты. Кроме того, её рано стали увлекать переводы с русского языка на иностранные языки (в основном на французский) и с иностранных языков на русский различных произведений современных ей писателей.

Переводческая деятельность княгини Паскевич была занятием любительским. Тем не менее её переводы, в которых воплощался врождённый художественно-артистический дар, обращали на себя внимание, были известны в литературных кругах. В столичном свете Ирина Ивановна Паскевич была знакома со многими известными писателями и поэтами.

Она была одной из первых, кто в 50–60-е годы XIX века понял и высоко оценил талант Льва Николаевича Толстого. В 70-е годы княгиня уже работала над переводом «Войны и мира».

Неизвестно, как у неё возникла идея взяться за столь грандиозное дело, тем более что в то время не существовало основательно разработанной теории перевода и не была теоретически осмыслена стилистика романа как такового. Однако судя по тому, что французский перевод романа «Война и мир», осуществленный И. И. Паскевич, вышел с указанием «Переведено с разрешения автора», за перевод взялась не просто любительница литературы, но достаточно искушённый в переводческом деле мастер. Думается, сам Лев Толстой был уверен в успехе Ирины Ивановны Паскевич, а княгиня, прежде чем приступить к переложению на французский словесно-художественный лад большого прозаического полотна, провела своего рода «репетицию», представив в 1877 году в Петербурге французский перевод романа Л. Н. Толстого «Семейное счастье» – под названием «Маша».

Огромную помощь Ирине Паскевич в переводе «Войны и мира» на французский язык оказал поэт Я. П. Полонский, и не исключено, что одним из вдохновителей её на кропотливый и ответственный труд был Иван Сергеевич Тургенев. Именно он содействовал распространению в Париже в конце 1879 – начале 1880 годов перевода «Войны и мира», выполненного И. И. Паскевич, хотя и считал его «несколько слабоватым», но, тем не менее, «сделанным с усердием и любовью».

Заметим, что И. С. Тургенев вообще не жалел ни средств, ни сил для создания европейской известности Льва Толстого. Благодаря стараниям Тургенева с переводом романа «Война и мир» познакомились многие ведущие французские писатели того времени, в том числе Золя, Флобер, Мопассан.

Для перевода Ирина Ивановна Паскевич выбрала русское издание «Войны и мира» 1868–1869 годов, в котором имелись изначальные философские и исторические рассуждения Толстого, исключённые им при переиздании романа в 1873 году и объединённые в виде приложения к роману под названием «Статьи о кампании 1812 года». В издании, на котором остановилась княгиня Паскевич, были также вкрапления иностранной речи (французской и немецкой) в диалогах действующих лиц, являющиеся неотъемлемой частью художественной структуры произведения (в основе современных русских изданий «Войны и мира» лежит именно это издание).

Ирина Ивановна Паскевич в целом строго придерживалась текста романа, однако в последних частях эпопеи, главным образом, в тех её местах, где имеются исторические и философские размышления автора, содержащие критику официальной исторической науки и характеристику Наполеона как агрессора, были допущены некоторые изменения текста.

Поступая таким образом, княгиня-переводчица, как можно полагать, исходила из личных убеждений. При внесении иных незначительных изменений в текст романа переводчица, по всей видимости, руководствовалась собственным литературным вкусом.

Переводчик всегда в известном смысле – соперник автора, и в этом плане Ирина Ивановна Паскевич проявила истинную скромность, указав на французском переводе романа Льва Толстого не своё настоящее имя, а псевдоним – «Une Russe» («Одна русская»).

Занимаясь переводом, княгиня не думала о славе переводчика, а просто реализовывала своё художественное дарование и стремилась донести до зарубежного читателя взволновавшее и восхитившее её произведение талантливого писателя.
В 1880 году, когда в Париже с успехом расходились экземпляры французского перевода «Войны и мира», Ирине Ивановне Паскевич исполнилось сорок пять лет. Может быть, именно в это время, когда позади осталась напряжённая и кропотливая работа над переводом, увлекавшая княгиню и отодвигавшая на второй план все остальные дела и проблемы, она особенно остро почувствовала свою давнюю боль и неизбывную печаль. У супругов Паскевичей не было детей.

Из книги: А. Ф. Рогалев. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах. - 2-е изд., перераб. и доп. - Гомель: Барк, 2006. - С. 136-137.

Комментариев нет:

Отправить комментарий